загадки и тайны человечества

www.ufolog.net.ru загадки и тайны человечества
Чтение RSS
Главная страница » Ufolog.net.ru - Публикации » Бессмертие царя урука

Бессмертие царя урука

Никто на всем необъятном шаре, который плавает в океане Вселенной и называется Землей, не был равен Гильгамешу, — так прославляет сказание о Гильгамеше своего героя, легендарного правителя Урука. Великий шумерский эпос повествует о том, как Гильгамеш, получеловек-полубог, правил неприступным городом Уруком, как сражался с дикими зверями и чудовищами и как с помощью своих героических свершений стремился обрести бессмертие. Существовал ли реально сказочный правитель Урука? Веками славили его многие народы, а затем его постигло полное забвение. Лишь в XIX и XIX вв. археологи обнаружили его царство в Месопотамии, нашли и древний эпос, восхваляющий его.

Раскопки Урука открыли образцы шумерского искусства. Древний город на берегу Евфрата был, по всей видимости, центром царства Гильгамеша.

Монументальные ворота Иштар свидетельствуют о былом великолепии и богатстве Вавилона.
Взгляни, мой друг, на великий город Урук на берегу священного Евфрата! Пройди по его широким улицам, осмотри его великолепные храмы! Остановись перед Эанной, святилищем богини любви Иштар! Все это пришло из седой старины, ни один царь и ни один человек на Земле не сотворили ничего подобного. Мощные крепостные стены вокруг Урука на берегу Евфрата сложены из обожженного кирпича, они высоки и прочны, они словно из железа! Пройди между их зубцами, спустись к их основанию и прикоснись к ним рукой!

Волей Гильгамеша и трудом целой армии его подданных были воздвигнуты колоссальные стены, чтобы обезопасить Урук от иноземных завоевателей и разбойников из пустыни. Это сооружение навеки обессмертило имя Гильгамеша. По милости богов Гильгамеш правил Уруком, был пятым царем, начиная с того времени, когда земля впитала воду всемирного потопа. До него там правил рыбак Думуци, до Думуци — пастух Лугульбанда, до Лугульбанды — воитель Энмеркар; первым царем Урука был Мешкиагашер, сын Солнца. Гильгамеш хотел превзойти их всех и войти в историю как «герой».

«Никто на всем необъятном шаре, который плавает в океане Вселенной и называется Землей, не был равен Гильгамешу. Сами боги полюбили его, когда божественная мать Нинсун родила его от смертного Лугальбанды».

Этой похвальной речью о городе Уруке и его правителе Гильгамеше начинается одно из самых древних сказаний человечества, эпос о Гильгамеше. Его содержание сводится к следующему.

Царь Гильгамеш, рожденный богиней от смертного, считался на две трети богом и на одну треть человеком. Он был чрезвычайно красив, умен, отважен и силен и требователен к подданным. «Жесткой и твердой рукой правил Гильгамеш народом Урука, — говорится в эпосе. — Так мог править лишь тот, кто на две трети не человек».

Подробно повествуется о принудительном труде при строительстве мощнейших стен вокруг города. Все мужчины, а позднее и дети должны были день и ночь лепить кирпичи, обжигать их и складывать штабелями. Неповиновения правитель не терпел. На собственную семью у подданных не оставалось ни времени, ни сил.

Не было равных Гильгамешу

Жители города-государства в отчаянии взывали к богу Ану, небесному покровителю Урука, жалуясь на своего буйного и своенравного владыку, который отбивает у них женщин, пока они выполняют тяжелые городские повинности. «Гильгамеш наш пастырь, — говорили они, — он мудр и могуч, но он нас обижает». По просьбе богов, обеспокоенных жалобами жителей Урука, богиня созидания Аруру слепила из глиняного башмака дикого человека Энкиду, который должен был вызвать Гильгамеша на поединок, победить и потом указать ему его место.

Энкиду жил вдали от людей, в пустыне среди диких зверей, и не подозревал о своем предназначении. Когда он вырос, его случайно обнаружил охотник и рассказал о нем Гильгамешу. Тот послал к дикому человеку служительницу храма богини Иштар, которая пленила Энкиду своей красотой и умом. Потом она привела его в Урук, где он стал свидетелем сцены, когда Гильгамеш пытался проникнуть в дом новобрачных, чтобы воспользоваться своим царским правом на первую ночь с невестой. Возмущенный наглостью и произволом царя, Энкиду преградил ему путь. Дело дошло до схватки между ними. Ни тот, ни другой не могли одержать победу, и это сделало их друзьями, а затем — по совету богов — они побратались.

Вместе, решил Гильгамеш, они смогут совершить много подвигов. Он посвящает Энкиду в свой дерзкий и опасный для жизни план: одолеть свирепого Хумбабу, хранителя горных кедров. Этот Хумбаба был чудовищем, обитал в огромном кедровом лесу, покрывавшем территорию современного Ливана. Хумбаба был источником всех бед и всего зла мира. И лес, и Хумбаба находились под покровительством бога Адада, повелителя дождя и грозы. Несмотря на неблагоприятные предсказания, друзья отправились на гору кедров. Адад хотел помешать им, но помог бог солнца Шамаш. Когда они повалили один из кедров Хумбабы, чудовище схватило их. С помощью Шамаша им удалось обезглавить Хумбабу. Весь Урук восторженно праздновал победу.

Их подвиг привлек богиню любви Иштар, известную своей ненасытной похотью. Она предлагает свою любовь блистательному герою Гильгамешу, но он отвергает ее, мотивируя свои отказ непостоянством и коварством богини и гибелью ее бывших мужей и любовников. Иштар клянется отомстить. Она уговаривает своего отца, бога Ану, наслать на Урук небесного быка, чудовище, несущее опустошение. Небесный бык уничтожает сотни жителей Урука, лишает силы Энкиду и принимается опустошать город. В конце концов Гильгамешу и вновь вставшему на ноги Энкиду удается совместными усилиями одолеть чудовище и вырвать из его груди сердце. Охваченная яростью Иштар бросается за помощью к совету богов, жалуясь на обоих героев. Интересно, что в эпосе небожители изображены самовластными, несправедливыми и уверенными в своей безнаказанности. Их приговор основан только на том, что Гильгамеш — сын богини, а Энкиду просто земной человек. Боги обрекают Энкиду на медленную, но верную смерть, наслав на него страшную болезнь. Хотя Гильгамеш возмущен этим приговором, который он узнал во сне, его друг и побратим уже через двенадцать дней умирает в ужасных муках. Гильгамеш пытается вытащить его из царства теней, но ему удается — и то лишь по милости богов — всего один раз увидеть душу Энкиду на пороге преисподней. При встрече Энкиду описывает ужасы мира теней.

Приговор богов: мучительная смерть

Эта раннешумерская фигурка быка найдена в Уруке — нынешнем городе руин Варка в Ираке. В сказании о Гильгамеше царь Урука сражается с небесным быком, которого натравила богиня Иштар за то, что он отверг ее.

В Угарите, на сирийском побережье Средиземного моря, при раскопках нашли этот золотой кулон, на котором богиня в каждой руке держит по букету. Многочисленные находки восходят в основном к периоду расцвета античного города в XV—XIII вв. до н. э.
Особенно сильное впечатление на Гильгамеша произвел рассказ о коронах и царских тронах, которые за ненадобностью валяются в преисподней. Он впервые ощутил, что и сам смертен.

Второе страшное соприкосновение со смертью Гильгамеш пережил во время эпидемии чумы, свирепствовавшей в Уруке. И тогда он отправляется на поиски бессмертия.

Он знал легенду о старом царе Утнапишти, которому вместе с женой боги даровали вечную жизнь, что привело однако к разладу между небожителями. Этого человека, ставшего бессмертным, Гильгамеш решает разыскать, чтобы узнать, как он этого добился.

Сон, брат смерти

Ему было известно, что Утнапишти живет в стране Дильмун на краю света. Гильгамеш, одолев диких львов, переправился через перевал на двуглавой горе Машу, который охраняли два по-лучеловека-полускорпиона. Затем он прошел подземным путем бога солнца Шамаша и при выходе из него попал в чудесный сад. Там он повстречал Сидури, хозяйку трактира богов. Она настоятельно советовала Гильгамешу отказаться от дальнейшего путешествия, но все же сообщила, что на пути у него будет море и впадающая в него река смерти, и, чтобы попасть на остров, где обитает Утнапишти, ему придется прибегнуть к помощи паромщика Ур-шанаби. С большим трудом удалось Гильгамешу преодолеть эти последние препятствия на пути к цели.

В этом месте эпос о Гильгамеше содержит довольно подробный рассказ о великом потопе, очень похожий на тот, что содержится в Ветхом Завете. При этом Утнапишти занимает место библейского Ноя.

Утнапишти пытался растолковать Гильгамешу, почему человек не может обрести бессмертие. Чтобы переубедить упрямого героя, он объяснил: «Сон — брат смерти. Спящие и мертвые очень похожи. Если тебе удастся одолеть брата смерти, то, возможно, ты победишь и смерть, но имей в виду, что брат смерти несравненно слабее, чем сама смерть. Попробуй шесть дней и семь ночей не ложиться спать!» Гильгамешу эта попытка не удалась. Утомленный долгим путешествием, он проспал целую вечность. Разочарованный Гильгамеш уже собрался было возвратиться в Урук, но сердобольная жена Утнапишти дала ему последний шанс стать бессмертным: открыла тайну цветка вечной молодости. Онде растет в воде, у него корень, как у чертополоха, а шипы, как у розы. Герой нырнул на дно моря и действительно нашел чудесный цветок, который боги прятали от людей. С цветком он направляется в Урук, чтобы всем жителям своего города подарить вечную жизнь. Но воспользоваться цветком так и не удалось. Пока Гильгамеш купался, цветок утащила змея и сразу же, сбросив кожу, помолодела.

Лейтмотив сказания о Гильгамеше — невозможность для человека разделить участь богов, обрести бессмертие. Эпос заканчивается диалогом между Гильгамешем и паромщиком Ур-шанаби, который сопровождал его в Урук. «Мне не удалось найти жизнь, которую я искал, — жалуется Гильгамеш. — Я сделал больше, чем другие люди, однако все напрасно; я и страдал больше, и это тоже напрасно. Тот, кто происходит из человеческого рода, не может получить вечную жизнь». — «Человек не может жить вечно, — соглашается с ним Ур-шанаби. — Твои дела сделают тебя бессмертным, Гильгамеш».

Твои дела принесут бессмертие

Свое имя Гильгамеш действительно обессмертил, и все же нет уверенности, что он реальный человек. Веками народы пели ему хвалу, затем легендарный правитель Урука был предан полному забвению. Уже древние греки ничего о нем не знали. И только в XIX и XX вв. археологи заново открыли его царство, нашли эпос, прославляющий его. Древний Урук — одна из самых великолепных страниц мировой истории. Урук находился в Месопотамии, в нижнем течении Евфрата, на границе между степью и пустыней (ныне это территория Ирака). Задолго до Рима и Афин, даже задолго до Вавилона, он был цветущим городом. Кто его основал, нам не известно. Когда шумеры, чье существование неопровержимо подтверждено историческими свидетельствами, пришли в Урук, город был уже почти таким же древним, как Багдад сегодня. Пять династий шумерских царей правили Уруком, им на смену пришли аккады, далее Урук завоевали вавилоняне и ассирийцы, вслед за ними персы, еще позже греки и римляне, затем парфяне и наконец арабы. Когда Евфрат изменил свое русло, древнему городу стала угрожать пустыня. В V в. он упоминался в последний раз.

Раскопки Урука, начатые в 1902 г., послужили отправным пунктом археологических работ по изучению древней Месопотамии. Городские руины, засыпанные слоем песка, местами достигавшим 15 м, в точности соответствовали описаниям эпоса о Гильгамеше.

Шумеры были первым культурным народом Месопотамии, страны, лежащей между Тигром и Евфратом.
Лишь в 1902 г. немецкий археолог Вальтер Андре, ассистент знаменитого исследователя древностей Роберта Колдевея, приступил к раскопкам Урука. Это послужило началом нового этапа в изучении древней Месопотамии, которое велось уже около 100 лет. Между 1811 г., когда англичанин Дж. К. Рич прибыл в Двуречье, и началом XX в. были обнаружены и раскопаны развалины городов Вавилона, Дур-Шаррукина, Кальху, Ниневии и шумерских городов Лагаша и Ниппура. Затем в 1922 г. англичанин Ч.Л. Вулли обнаружил город Ур, а в 1933 г. француз А. Парро раскопал город Мари в верхнем течении Евфрата.

Урук, развалины которого были обнаружены под толстым слоем песка, местами достигавшим 15 м, в точности соответствовал описаниям в эпосе о Гильгамеше. Здесь находились две мощные храмовые башни (зиккураты), посвященные Иштар и Ану, «дом неба» Эанны, еще одно святилище Ану и четыре других храма, о которых говорится в эпосе. Были раскопаны царский дворец и сотни комфортабельных жилых домов с отоплением, ванными комнатами и канализацией. Широкие улицы города были мощеными. По ним одновременно легко могли бы проехать три колесницы, запряженные четверкой лошадей. Были обнаружены и остатки древесины кедра, что напоминает о ливанском лесе Хунбабы — ведь в долине южного течения Евфрата кедры не росли.

В древней Месопотамии распространение получили скульптура и художественные промыслы. Искусство шумеров, древнейшего народа Земли, повлияло на всю культуру Древнего Востока. В эпоху ранних династий это влияние простиралось до территории Сирии. При раскопках древнего города Мари были найдены художественные сокровища той эпохи: «орел с головой льва» из серебра и золота; в древнем античном городе Эбле нашли покрытое золотой фольгой сказочное существо, похожее на «зубра с головой человека».

Иштар, дочь бога неба Ану, в древней Месопотамии глубоко почиталась как богиня любви и плодородия. Обычно ее изображали стоящей на льве.

Кирпич из храма бога воды Энки из древнешумерского города Эриду.
Впечатляет возраст шумерских городов, которые в техническом отношении близки нашим. В Уре Вулли нашел шумерскую арфу XXVIII или XXVII в. до н. э., на которой изображен Гильгамеш с двумя быками! Если легендарный правитель существовал, то это было примерно пять тысячелетий назад, то есть в тут пору, когда по большей части земного шара еще бродили охотники каменного века. Стены, которые были возведены им, датируют XXX—XXVIII вв. до н. э.

Арфа из древнего Ура оказалась не единственным свидетельством периода Гильгамеша. К той же эпохе относится шумерская печать, на которой герой изображен дважды: один раз с Энкиду и небесным быком, а второй раз со львом. Другая печать, XXV в. до н. э., изображает Гильгамеша с небесным быком в лодке Ур-шанаби.

О том, что эпос продолжал жить на протяжении веков, говорят более поздние произведения изобразительного искусства. На аккадской печати XXII в. до н. э. изображены бог солнца Шамаш и гора Машу с двумя вершинами.

Древневавилонская скульптура представляет собой голову Хумбабы, а позднее появились также и статуэтки этого чудовища в полный рост.

Особенно невероятным представляется не посвященным в тайны археологии находка самого эпоса о Гильгамеше. Двенадцать глиняных таблиц с клинописным изображением всего эпоса, большинство которых находилось в дворцовой библиотеке ассирийского царя Ашшурбанапала (668—631 гг. до н. э.) в Ниневии, представляют собой, видимо, последний вариант произведения. Существовало еще по меньшей мере пять более древних письменно зафиксированных версий, а задолго до того эпос веками передавался из уст в уста. Древнейшие из дошедших до нас записей относятся к XVIII—XVI вв. до н. э.

Клинопись мертвых языков

С изменением господствующих структур в Месопотамии изменялись и языки, на которых излагались различные версии эпоса. Поначалу письменные знаки на найденных клинописных табличках ничего не говорили ученым ни о значении, ни о звучании слов. И не было возможности сравнить шумерскую клинопись с другими языками.

Начало шумерского письма восходит к рисуночному письму. Шумерская клинопись возникла на стыке IV и III тысячелетий до н. э. Письменные знаки наносились заостренной палочкой на влажные глиняные плитки, или таблички. При этом нажимали углом прямоугольной палочки на глину, и запись приобретала характер клиновидных углублений. Название этому шрифту в XVII в. дал англичанин Томас Хайд.

Впервые плитки с клинописью привез из Персеполя в Европу в 1626 г. итальянец Пьетро делла Балле. Однако долгое время никто не предпринимал попыток расшифровать их, пока в 1802 г. немецкий учитель Георг Гротефельд не высказал предположения, что таблицы содержат персидский текст и тогда в них должны содержаться имена персидских царей. И хотя персидской формы этих имен он не знал, но решил, что они должны походить на имена персидских царей, озвученные по-гречески. И действительно, он сумел расшифровать имена Дария и Ксеркса, хотя по-персидски они и звучали несколько по-другому: Дарайвауш и Хшайарша. Всего ему удалось идентифицировать десять клинописных знаков. Начало было положено.

Датские, французские, английские и немецкие исследователи взялись теперь за сложную задачу расшифровки. Наконец англичанину Х.К. Роулинсону удалось не только составить список из 50 персидских клинописных знаков, но и обнаружить в развалинах города Бехистун надпись на трех языках — персидском, эламитском и вавилонском. Теперь Роулинсон, его соотечественник У.Х. Фоке Тальбот, ирландец Э. Хинкс и француз Жюль Оппер решились на расшифровку этих языков. Когда это удалось, Оппер первым принялся и за шумерский язык.

Жизнь пять тысяч лет назад

Тем временем археологи раскопали десятки тысяч таблиц с клинописью. Но только в 1872 г. в их руки попали фрагменты эпоса о Гильгамеше. Однако почти полный, изображенный на 12 таблицах текст из библиотеки царя Ашшурбанапала нашли лишь в конце XIX в. На нескольких таблицах отсутствовали большие куски, другие таблицы местами были неразборчивы. Можно написать увлекательную книгу о том, как между 1902 и 1970 гг. одно за другим ликвидировались белые пятна и как в конце концов из сотен фрагментов на различных древнемесопотамских языках возникло единое связное повествование. Старейшие источники восходят к древним шумерским текстам. И получилось так, что о градостроении и повседневной жизни, о религии и культах, о торговле и ремесле, о войнах и взаимоотношениях правителей в древнейшей великой культуре мира мы знаем сегодня больше, чем древние греки, которых отделяло от погибшей культуры шумеров примерно на 2,5 тысячелетия меньше, чем нас. Мы получили представление об образе мыслей и чувствах людей, живших почти 5 тысячелетий назад, об испытываемом ими страхе смерти и стремлении к бессмертию своих деяний. И эпос о Гильгамеше действительно сделал бессмертным имя своего героя.


Поделиться новостью:


Вернуться
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.